Архив материалов

Дни Карелии в Москве.

Дни Карелии в Москве.

"Проложил певцам лыжню я".

Так сказал в одной из рун старый рунопевец, подводя итог своей жизни. И к тем, кому он проложил поэтическую лыжню, можно причислить Евгения Якобсона, пишущего по-фински, и Александра Воронина. Тем более, что их стихи обсуждались в малом зале Дома литераторов на улице Герцена в Петрозаводске в рамках Дней Республики Карелия в Москве, посвященных 150-летию со дня первого полного издания "Калевалы". В обсуждении творчества поэтов приняли участие секретари союзов писателей Светлана Василенко, Людмила Абаева, Игорь Ляпин, известные критики Инна Ростовцева и Николай Переяслов, поэт Илья Фаликов и другие.

Это стало событием в литературной жизни России хотя бы потому, что последнее подобное обсуждение нашей литературы в Москве состоялось сорок лет назад во время декады карельской литературы и искусства.

По природе своей поэтическое слово и искусство в целом несут объединительную функцию. И это проявилось наглядно именно тут, когда впервые после десяти лет разъединения два российских союза писателей собрались вместе, чтобы обсудить стихи своих молодых питомцев. Стало ясно, что есть вещи куда более важные, чем литературные распри. А это важное и есть само творчество, поиски внутри и вне его, соединение их в гармоническое целое.

Или, как сказал критик Переяслов, сбалансирование книжного и жизненного, отделение расхожего или заемного от истинного.

И эту операцию аналитическим скальпелем производили московские мастера слова. К примеру, с похвалой они отмечали строки Воронина, в которых слышалась исповедальная интонация:

Подытожить осиленный "путь -

как в ушко просочиться игольное.

Было время - пытался вдохнуть,

а теперь даже выдохнуть больно.

И тут же отмечалось взятое с чужого, есенинского, плеча: "Было время - любил я одну, а теперь очень нежен ко многим". Смешение своего, выношенного, с выхваченным у другого свидетельствует о нехватке школы, о незавершенном процессе выработки вкуса. Не нужно путать это подражание с модными нынче "сознательными" реминисценциями из классики, когда иронически переосмысливаются знакомые образы - это вполне испытанный литературный прием, как, к примеру, стилизация.

Автор не всегда чувствует, что строки, написанные всерьез, звучат подчас пародийно, что, трагические по замыслу, они вызывают противоположный эффект:

Мою же люльку в нише небосвода.

волхвы ночами долгими качали.

Она всегда была под сенью Бога,

но, лопнув меж Харибдою и Сциллой,

рассыпалась. Я выпал у порога.

и до сих пор перешагнуть не в силах.

Говорили на обсуждении и о книжных образах, отдающих красивостью - о "багряных плащах" и "рыцарях". О вставании на котурны, отчего речь звучит монологом из дурной романтической драмы:

И жутко за окном завыл какой-то зверь.

И пробежала дрожь волною леденящей,

пылающая кровь замерзла на бегу.

И все это вызывало особую досаду, потому что Александр Воронин действительно талантлив, о чем мне не раз случалось писать. Выступающие говорили о его чисто русской размашистости, об упругости ритмов и энергии, разнообразии приемов. У него, к счастью, нет присущего нынешней российской поэзии синдрома эмоциональной недостаточности - наоборот, он очень чувствителен к любому изменению душевной атмосферы, умеет передать не только малейшие оттенки ощущений, но и взрывные чувства. А это очень важно, потому что время, как заметила Ростовцева, нередко требует, чтобы поэт срывался на крик.

Стрелка его душевного барометра постоянно дрожит и не готова остановиться на слове "ясно".

Поэтому критики часто цитировали его удачные строки:

Запиши телефон, но не стоит звонить,

потому что на нитке""" повесилась осень.

Эту весть первый снег торопливо разносит,

но не может она никого удивить.

Или:

Не раскроет мой лотос бутон.

Все срока для цветенья просрочены.

Было время - я шел на обгон,

а теперь вот сижу у обочины.

Это не придуманные, а пережитые строки, в которых спрессован душевный опыт, зримое и невидимое, само время. Вообще истинно поэтических строк в его рукописи немало: в момент пожара "дома впадают в суеверный ужас и зажимают крик в дверях". Или:

"Разошелся еще не наложенный шов". "Дождь капли в пыль вбивал, и каждую - как гвоздь".

Но чтобы выразить тончайшие оттенки чувств, нужно так же тонко владеть языком. К сожалению, как отметили критики, у Воронина не всегда это получается, бывают и словесные огрехи - неправильные ударения и несуществующие формы слова: к примеру, "жерло" вместо "жерло", "согбенную" вместо "согбенную", "скорбею" вместо "скорблю" и т.п. Это говорит о недостаточной языковой культуре, о том, что автор не слишком часто заглядывает в словарь - толковый и орфографический.

Раз уж упомянут словарь, то скажу, что "Калевала", под эгидой юбилея которой прошли Дни Республики Карелия в Москве, послужила своеобразным словарем, помогшим воссоздать литературный статус финского языка. А о Евгении Якобсоне, пишущем на этом языке, секретарь Союза писателей России Игорь Ляпин сказал:

- Когда его стихи поступили на секретариат, мы поняли - перед нами большой поэт. Но поняли и другое: переводчики не будут стоять к нему в очередь за подстрочниками - слишком сложны и своеобразны его строчки. Темы любви, одиночества, смерти выражены так неоднозначно, что нужно сначала войти в мир этого художника, понять его творческую природу. А для этого нужно найти переводчика-единомышленника, понимающего твои помыслы и устремления.

Когда Якобсон прочитал стихи на родном языке, то русские поэты-москвичи стали говорить о певучести финской речи, о звуковом ее богатстве, об аллитерации. И это несмотря на постмодернистский стиль его поэзии, на то, что часто он не пользуется рифмой, дающей музыкальный эффект, и пишет верлибром. Некоторые посетовали, что в строчках мало местного колорита, не чувствуется прекрасной природы Карелии. Автор скорее ощущает себя гражданином мира, чем жителем края рун и былин.

А наши московские друзья наперебой с восхищением стали говорить о Карелии, вспоминали реальные или с помощью стихов произошедшие встречи с ней. Не скрою, нам было приятно слышать слова коллег.

Игорь Ляпин: "Когда в свое время из вашего края в Москву приехал Валентин Устинов - мы захлебнулись вашими озерами, задохнулись хвоей лесов, будто наяву видели брачные бои оленей".

Илья Фаликов: "Раскройте барсовские тома плачей и причитаний, рекрутских и свадебных Ирины Федосовой - и вы увидите мир в слезах и бескрайности, почувствуете безумность горя и безоглядность счастья".

Размышляя над событиями Дней Карелии в Москве, я вспомнил вот о чем. Недавно один из наших национальных писателей сказал мне: "Знаешь, я тоскую о профессиональной критике, я ищу ее и не нахожу". Признаюсь, я постоянно испытываю то же самое - при первой же возможности прошу Евгения Евтушенко, в чьем литературном вкусе не сомневаюсь, нелицеприятно оценить то, что вышло из-под пера. И эта нехватка критики вызывает у каждого взыскательного художника сбои, провалы, не позволяет быть во всеоружии вкуса, чутья, такта. И этот за много лет накопившийся дефицит в какой-то мере восполнило обсуждение в Москве.

Николай Гумилев, путешественник и живописец слова, любил цитировать слова другого искусника о сути мастерства: "Лучшие слова в лучшем порядке". Куда как просто и почти недостижимо! Но в этом преодолении дух и характер творчества.

Марат ТАРАСОВ.


НАГРАДЫ ПО ТРУДУ.

Финансирование проекта.

Андрей Школьников: "Такой у меня порядок".

НА КУЙТО - ПОРЯДОК.

СУВЕНИР В 500 РУБЛЕЙ.

 

на главнуюдобавить в избранноенаписать письмо
 
 

_______
Otto Dix
'Leviathan'

Otto Dix

_______
Слободчиков С.С.
'Отче'

Otche

_______
Otto Dix
'Animus'

Otto Dix

_______
DreamVeil
'Контакт'

Dreamveil

_______
Юлия Кроу
'Декаданс'

'Юлия Кроу - Декаданс'

_______
Otto Dix
'Первая декада'

'Otto Dix - Первая декада'

_______
Marie Slip
'Недалеко от гетто'

'Marie Slip'

_______
Otto Dix
'Анима'

'Анима'

_______
Marie Slipa
'Все пророки лгут'

'Плоть и сталь'

_______
Michael Draw
'Плоть и сталь'

'Плоть и сталь'

_______
DreamVeil
'Белый Шум'

'Белый Шум'

_______
Михаэль Драу
"Генму"

Михаэль Драу "Генму"

_______
Город
"Сны"

Город "Сны"

_______
Вигилия
"Все пророки лгут"

Вигилия"Все пророки лгут"

_______
Deform
"Deformократия"

Deform"Deformократия"

_______
Evadam
"Jiva"

Evadam"Jiva"

_______
Birdmachine
"There is a hole in my Karma suit"

Birdmachine"There is a hole in my Karma suit"

_______
Otto Dix
"Mortem"

Otto Dix"Mortem"

_______
Otto Dix
"Remixes"

Otto Dix"Remixes"

_______
Петр Воронов
"Алхимия звука"

Петр Воронов"Алхимия звука"

_______
Cold Design
"Скоро Лето"

Cold Design"Скоро Лето"

_______
Гевал
"Лонгин"

Гевал"Лонгин"

_______
Otto Dix
"Unreleased"

Otto Dix"Unreleased"

_______
ГОРОД6
"С изнанки"

ГОРОД6"С изнанки"

_______
Мари Слип
"Недалеко от Гетто"

Мари Слип"Недалеко от Гетто."

_______
Otto Dix
"Эго"

Otto Dix"

_______
Михаэль Драу
"Точка возврата."

Михаэль Драу"Точка возврата."

_______
Шмели
"История группы."

Шмели"История группы.."

_______
ГОРОД5
"Кошки так похожи на людей."

ГОРОД5"Кошки так похоже на людей.."

_______
Otto Dix
""Чудные дни"."

Otto Dix

_______
Самуил Бейлин
"История Российской темной сцены."

Samuil Bejlin

_______
Gothica
"Zeitgeist."

Gotchica

_______
Шмели
"Механическая балерина."

Шмели"Механическая балерина."

_______
Мари Слип
"Человек инфу."

Мари Слип"Человек Инфу."

_______
ГОРОД4
"По ту сторону тени."

ГОРОД4"По ту сторону тени."

_______
Гевал.
"Пергам". Настоящий российский индастриал.

Гевал

_______
Плоть и сталь
"Михаэль Драу".

Плоть и сталь

_______
OttoDix
Нотная книга

OttoDix

_______
Шмели
"М.Я.У."

Shmely

_______
Otto Dix
"Зона теней"

Otto Dix"Зона теней"

_______
ROMAN RAIN
"Рожденная Реять Бесплотность"

Roman Rain"Рожденная Реять Бесплотность"
LITHIUM DESIGN STUDIO

© 2007-2011 DIZZASTER [dizzied music label]



Rambler's Top100