Архив материалов

К 300-летию Петрозаводска.

К 300-летию Петрозаводска.

Литературная слава кузнеца.

На улице Мало-Слободской в Петрозаводске, сквозь которую напролет видно Онежское озеро, еще недавно стоял домик Филиппа Павловича Господарева. Слыл охраняемым объектом истории.

Упоминался в Своде памятников культуры России. Ведь его хозяин известен миру как один из виднейших сказочников. Напомню его биографию.

Ф.П.Господарев (1865 - 1938) родился в Белорусском Полесье. С детства работал в деревенской кузнице. В юные годы волшебно-героические и бытовые сказки перенял от "мирского деда", своего крестного Кузьмы Шевцова. Впоследствии испытал влияние северно-русской традиции. Принял участие в крестьянских волнениях. Побывал в тюрьме, в Олонецкий край прибыл в ссылку. Работал кузнецом на Александровском заводе в Петрозаводске. В 1937 году ленинградский фольклорист Н.В.Новиков записал от Господарева свыше ста сказок. Тексты публиковались в периодике, а также в сборнике "Песни и сказки на Александровском заводе" (Петрозаводск, 1937). В мае 1941 года "Сказки Ф.П.Господарева" объемистым томом вышли в Карельском издательстве. Скончался мастер волшебной сказки ровно 60 лет тому назад. Место захоронения сказочника петрозаводскими краеведами установлено в 1985 году. На Зарецком кладбище по проекту художника Н.П.Тришкова установлен памятник.

Мне довелось побывать на родине Господарева, в белорусской деревеньке. Старожилы вспомнили не только Филиппа и его брата, но и дедушку Кузьму Шевцова. В Петрозаводске же я слышал рассказы горожан о славном сказочнике - добром богатыре.

Трогательно вспоминал об отце Константин Филиппович Господарев. В семейной хронике прослеживаются драгоценные черты жизни города на заре двадцатого века.

Папа матушку ласково окликал...

Рассказ сына.

Мне немало лет. Сказывается ранение, которое получил 5 декабря 1941 года. Тогда наш 80-й пограничный полк дрался под Медвежьегорском. Мой брат Григорий погиб еще на гражданской.

Маму звали Марфой Ивановной, девичья фамилия - Машигина. Отец мой - Филипп Павлович Господарев "женат был на ней вторым браком. Первая жена пришла за ним в ссылку пешком из Полесья, умерла в селе Шуя. Родилась мама в деревне Перттозеро, близ Подпорожья. Семья большая, в школу ее не пустили. В четырнадцатом году привезли в Петрозаводск - в кухарки врачу Василию Студитову. Пожила в этой семье до замужества. В 1917 году родился я. Больше мама по найму не работала.

За два года жизни в кухарках мама научилась готовить. В семье отмечались праздники, дни рождения. Мама угощала гостей, папа гордился ею. Бывали рыбные пироги, пельмени, вареники. Умела мама делать торты, готовила фаршированную щуку, коптила сигов в русской печи. Особенно уважали гости ее "степку-растрепку".

При подготовке к стряпне мать, бывало, выставит за дверь и меня, и моих приятелей, чтобы от беготни не опало пышное тесто - этого ужасалась. Когда были детские дни рождения, выставлялось особое угощение, а наших гостей окружали почтением, как взрослых.

Мама под стать отцу: рослая, полная, крепко сбитая женщина. Шутница, певунья. Строга: за малый проступок жди неминуемого наказания. За это благодарен и теперь. В семье - властная хозяйка. Держали корову. Отец белорус, без сала ему не житье - держали поросенка. Ну и, конечно, лошадка... Всей семьей заготавливали сено, выходили на пожню, пока не отцвели травы.

Отец ровен, весел. Собрались перестраивать дом, перебрались во флигель. Деньги нужны - продали лошадь. Мама денежки припрятала надежно, что и найти не может. Отец посмеялся: "Положила под кокору - не помнишь, под котору!". Стали в дом перебираться из флигелька - надо обои оборвать. Оттуда сотенные посыпались!

- Берегись, старый! - мама весело скричала. - Девка бежит, копытьем гремит!

- Диво! Откуда ей взяться?

- За обоями была! - мама радехонька. Девой у нас лошадку звали.

На берегу Неглинки, около кладбища, поставили кузню. Отец выполнял заказы военного ведомства, когда с завода ушел. В проливные дожди, в большую водополь разбушевалась Неглинка. Все, что попадалось "под горячую руку", снесла. Лес, заготовленный в штабелях на Сенаторке. Мост. И нашу кузницу.

Отец пошел в ломовики. На спор с барки носил на плечах куль соли, под мышки возьмет по мешку муки. В хоре молодых грузчиков-крючников выделялся его голос: любил русские песни. Ему скажут: "Филипп! У тебя голос, как у Шаляпина!". А он:

"Был, как у Шаляпина, да в горле царапина!" А не царапина - старость.

Что вам еще про отца сказать? Любили в лес по грибы-ягоды ходить. Папа матушку ласково окликал, чтобы не отстала. Ходил без компаса, хорошо читал тайгу. Со всеми добр, особенно с детьми. Сбегались они со всего города. Не было дня, чтобы он выехал со двора на своей телеге, а его бы не ждали ребятишки.

Рассадит, прокатит, скажет приветно: "Цыц, цыплятки! Домой бегите. До вечера. Приходите сумерничать - бавушку расскажу". Устанет за день, а не отмахнется. Сказывает да смолит трубку-люльку. Любимая сказка - про железного волка.

За окнами - будто чернила пролиты. Дождь накрапывает. А возле керосиновой лампы тепло, светло. Плещет ненастное Онего. Жутью и добротой овевает сердце отцова сказка, помнится.

Железный волк.

В некотором царстве, а именно в том, в котором мы живем, промеж Лососинки и Неглинки, был кузнец с женой, с малыми ребятами.

Жил ни серо, ни бело: работал от темна до темна. На хлеб хватало. Только стал задумываться. Встанет посреди горницы - руки врозь. Головушку с плечика на плечико перекатывает: "Сошники кую. Лемехи оттягиваю. Скушно! Особенное бы что сработать". Пошабашит. Чаю попьет. Опять огошок запалит в горне: ополночь себе на посмех железного волка ладит. Вот приходит домой веселешенек. Передник снимает: "Кончил волка!

Но ты, жена, глядеть не ходи!" Не подумавши сказал. Женка многобытна. Скорой рукой из мужнина передника ключи - хвать! Из избы дверьми, со двора воротами. И в кузницу. Только дверь отворила, волк ее - ам! - проглотил. А проглотивши ядреную бабенку, вовсе заоживал. Заскочил на наковаленку. Сел на пласть. Кованым языком облизывает железную шерсть: "У кузнеца ребятишки маленьки, сладки... непослушливы!".

- Мамка завеялась куда-то, на-поди! - мастер говорит. - Пойду поищу. А вы, робятка, никуда не ходите! - Кузницу отворил. Волк - прыг! Кузнеца проглотил. Осталась пара сапог, молоток да клещи. Ковано чудище хребет у горна греет: "А ночь придет - я и деток съем!".

Вечером валит со стада скот. Ваня и впустил в ворота бычка круторогого. Бычок заговорил:

- Што, дети? Проклятое домодельное чудище съело отца и мать!

Ваня с Маней заплакали.

- Не плачьте. В сарайке прилягу. А вы посуду вымойте, нашоркайте. И приходите ночевать в хлев!

Ребятишки посуду вымыли. На воронец и в посудник поклали. Старую квашонку и ту выскребли: "Нету маменьки - опару ставить. И ты, квашонка-старушонка, отдохни!". Маня в очелье печи заглянула: кочерга лежит докрасна горяча. Ваня сказывает:

"Кочережку под рукомой в лохань положи. Пусть охолонет!". Кочережка в воде люто возопила-зашипела. Пар повалил. Заперли ребятишки избу. Пошли к бычку ночевать. Петухи полночь возвестили, двери затрещали. Вломился в избу железный волк:

- Ложки-плошки, где ребятишки?

- Не скажем, хоть треснем!

Залютовало проклятое чудище. У печки под белым полотенчиком - квашоночка. Намыта - как молоденька. Волк ее сгреб:

- Квашонка-старушонка! Сейчас расшибу! Дети где?

Квашонка обмерла, но отвечает отважно: "Не пошто тебе и знать про то, ковано чудо!".

Пригорюнился волк. Кто ему про Ваню с Маней скажет? Хоть вой. Подскакала на одинокой ноге кривая черная кочережка:

- Слышь, железной! Меня детки в лохань головой сунули. И я долго шипела...

- Ну, подруга! - волк ее рад зубом хватить. - Дело сказывай!

- В сарайке ребятки!

Волк от великой радости кочергу в узел завязал, в угол бросил. Вломился к быку в стойло. Утренний петушок скричал, у волка силы поубавилось. Кинулся бык круторогий, запорол волка. И вышли из кованого чудища кузнец с женой. Сели, конечно, чаю пить.

- Чего бы этакое измыслить, жена? - кузнец говорит. - Волк-то куда как хорош бывал. А колеса шиновать, серпы ковать да подковы скушно мне...

И тогда у нас измыслили производство оружейное и пушечное. Песня жила: "Распроклятый наш завод перепортил весь народ. Кому палец, кому два, кому по локоть рука!". За смену в литейке истлеет на плечах парусиновая роба. Домой придем - водушку пьем неутолимо.

Мы с роду металлисты. Остареем - детей приведем за руку в цех. Нам без огненной работы душно, тошно.

Материалы страницы подготовил Виктор ПУЛЬКИН.


Продукция от "Петровского" не подорожает.

Дню российской почты посвящается.

"За ТАСС, за вас и за всех нас!".

"Корзина" успеет к Новому году.

ПОМОЩЬ БУДЕТ, ЕСЛИ...

 

на главнуюдобавить в избранноенаписать письмо
 
 

_______
Otto Dix
'Leviathan'

Otto Dix

_______
Слободчиков С.С.
'Отче'

Otche

_______
Otto Dix
'Animus'

Otto Dix

_______
DreamVeil
'Контакт'

Dreamveil

_______
Юлия Кроу
'Декаданс'

'Юлия Кроу - Декаданс'

_______
Otto Dix
'Первая декада'

'Otto Dix - Первая декада'

_______
Marie Slip
'Недалеко от гетто'

'Marie Slip'

_______
Otto Dix
'Анима'

'Анима'

_______
Marie Slipa
'Все пророки лгут'

'Плоть и сталь'

_______
Michael Draw
'Плоть и сталь'

'Плоть и сталь'

_______
DreamVeil
'Белый Шум'

'Белый Шум'

_______
Михаэль Драу
"Генму"

Михаэль Драу "Генму"

_______
Город
"Сны"

Город "Сны"

_______
Вигилия
"Все пророки лгут"

Вигилия"Все пророки лгут"

_______
Deform
"Deformократия"

Deform"Deformократия"

_______
Evadam
"Jiva"

Evadam"Jiva"

_______
Birdmachine
"There is a hole in my Karma suit"

Birdmachine"There is a hole in my Karma suit"

_______
Otto Dix
"Mortem"

Otto Dix"Mortem"

_______
Otto Dix
"Remixes"

Otto Dix"Remixes"

_______
Петр Воронов
"Алхимия звука"

Петр Воронов"Алхимия звука"

_______
Cold Design
"Скоро Лето"

Cold Design"Скоро Лето"

_______
Гевал
"Лонгин"

Гевал"Лонгин"

_______
Otto Dix
"Unreleased"

Otto Dix"Unreleased"

_______
ГОРОД6
"С изнанки"

ГОРОД6"С изнанки"

_______
Мари Слип
"Недалеко от Гетто"

Мари Слип"Недалеко от Гетто."

_______
Otto Dix
"Эго"

Otto Dix"

_______
Михаэль Драу
"Точка возврата."

Михаэль Драу"Точка возврата."

_______
Шмели
"История группы."

Шмели"История группы.."

_______
ГОРОД5
"Кошки так похожи на людей."

ГОРОД5"Кошки так похоже на людей.."

_______
Otto Dix
""Чудные дни"."

Otto Dix

_______
Самуил Бейлин
"История Российской темной сцены."

Samuil Bejlin

_______
Gothica
"Zeitgeist."

Gotchica

_______
Шмели
"Механическая балерина."

Шмели"Механическая балерина."

_______
Мари Слип
"Человек инфу."

Мари Слип"Человек Инфу."

_______
ГОРОД4
"По ту сторону тени."

ГОРОД4"По ту сторону тени."

_______
Гевал.
"Пергам". Настоящий российский индастриал.

Гевал

_______
Плоть и сталь
"Михаэль Драу".

Плоть и сталь

_______
OttoDix
Нотная книга

OttoDix

_______
Шмели
"М.Я.У."

Shmely

_______
Otto Dix
"Зона теней"

Otto Dix"Зона теней"

_______
ROMAN RAIN
"Рожденная Реять Бесплотность"

Roman Rain"Рожденная Реять Бесплотность"
LITHIUM DESIGN STUDIO

© 2007-2011 DIZZASTER [dizzied music label]



Rambler's Top100