Архив материалов

Остановиться, оглянуться...

Остановиться, оглянуться...

Владимир Яковлевич Трофимов - личность легендарная и в той же мере - несговорчивая. Он прошел Отечественную войну, служил в охране Московского Кремля, освобождал Петрозаводск, руководил армейским спортом в Карелии, состоял в "новоземельцах" от создания до закрытия ядерного полигона. А почему - несговорчивая? Группа ветеранов карельского спорта, знающая Трофимова около 50 лет, несколько дней уговаривала его, чтоб рассказал о себе накануне 75-летия. Юбиляр всячески отнекивался. Но встреча все-таки состоялась на стадионе "Юность", и когда Владимир Яковлевич разговорился, стало ясно, что жизнь его достойна целой повести, а не конспективных заметок.

Пакет для маршала Мерецкова.

Первое его соприкосновение с гитлеровским вероломством произошло в Смоленске, где наш герой заканчивал военное училище. Курсанты делали ночью патрульный обход города, когда над ними зажглись непонятные яркие факелы на парашютах - осветительные бомбы, а затем загремели взрывы. В училище поступил приказ: бежать на восток - и побежали на своих двоих, глотая пыль и слезы. А немец следом катит на танках, машинах и мотоциклах. Бежали до Малоярославца, плюхнулись там в окопы, предусмотрительно вырытые мирными жителями.

В роту привезли два противотанковых ружья, спешно сконструированных в виде длинной водопроводной трубы и доселе неведомых - надо было испытать. Ротный дал Трофимову патрон и велел бахнуть по буферу железнодорожного вагона за 50 метров.

Хотя стрелка при выстреле и мотануло по земле туда-сюда, но в цель он попал и стальной блин пробил. Однако по танкам ему стрелять не пришлось: верховное командование нуждалось в стремительно выбиваемых из строя младших полевых. Его отправили на учебу в Москву.

После учебы 70 курсантов запихивают в теплушку и отправляют в Удмуртию. Там вручают по два "кубаря" в ворот и распределяют по частям. Трофимова - помощником командира роты автоматчиков запасной бригады под Чебоксарами, потом в Муромских лагерях.

Подошло время московского контрнаступления, бригада всю ночь движется на запад и оказывается в тех же самых малоярославских окопах, откуда курсант Трофимов выбрался совсем недавно. А через их головы, алея башлыками, рысью идут в тыл врага конники генерала Доватора. Погнали фрицев от Москвы!

Командир бригады полковник Макаров, позднее похороненный в Петрозаводске у "Вечного огня", вызывает Трофимова и как образованному и спортивному офицеру вручает перевод в роту охраны московского Кремля. Снова Москва, хорошевские казармы, охранная и патрульная служба. Месяца через два кремлевский патруль останавливает группу девушек. Кто такие? Оказывается, московская школа снайперов. Среди них Трофимов высмотрел себе "суженую", да только упорхнула она на фронт и была там вплоть до взятия Кенигсберга. Лишь после войны их пути соединились.

После отъезда "суженой" написал письмо Сталину с требованием отправить на передовую. В ответ - направление в Канаши формировать отдельный штрафной батальон численностью до 780 человек, подчиненный непосредственно ставке. В батальоне три роты: первая из политзэков, вторая из уголовников, третья из военных штрафников. Позднее добавили комендантский взвод из выздоравливающих раненых солдат. Воевали так: батальон на американских машинах "студебекерах" подбрасывали к линии фронта, вручали бойцам оружие, они шли в атаку, кровью искупая действительное или мнимое преступление перед родиной, а после атаки оружие у живых отбиралось. Штрафники сражались отчаянно, поэтому каждый командующий стал создавать для себя такие роты.

Со своим батальоном Трофимов бился за Калинин и Курск, Белгород и Харьков, участвовал в Гомельско-Могилевской операции.

Перед маленьким Невелем наши замешкались. В батальон приезжает крупный чин и говорит: "Возьмете Невель в ближайшую ночь - со всех снимем судимость!" Естественно, городок был взят, а Трофимов... отправлен снова в Москву. Там ему вручили пакет для маршала Мерецкова и товарным вагоном "отгрузили" до станции Сорока.

Не успел он подивиться беломорской мостовой из древесных кругляков, как угодил на Свирь помощником начальника оперативного отделения дивизии, той самой, что освобождала Петрозаводск.

"Кто? Откуда?" - "Терентьев. Паданы".

После войны под ружьем осталась многомиллионная армия, важнейшим средством поддержания боеготовности которой становился спорт. В результате ряда преобразований появилась Петрозаводская дивизия в составе различных полков, размещенных по всей территории Карелии. Начальником боевой физической подготовки и спорта новой дивизии был назначен Владимир Трофимов. Чтобы вести дело профессионально, он, разносторонний спортсмен, заочно закончил ленинградский военный институт физкультуры.

Лучших спортсменов собирал он в стрелковом полку на Рыбке, и они составляли тогда костяк всех сборных команд республики. Обладая поразительным чутьем на спортивные таланты, Трофимов лично осматривал ряды новобранцев. Как-то заметил крупного, мордатого парня:

- Кто и откуда?

- Терентьев, Паданы, - с явным карельским акцентом ответил молодой солдат.

- На лыжах бегаешь?

- Бегал помалу.

- Теперь будешь часто и помногу!

Так определилась судьба будущего олимпийского чемпиона Федора Терентьева, который вначале сапожничал на всю команду лыжников, подшивая добротные кожаные подметки от американских ботинок к русским башмакам, чтобы они стали пригодны для жестких креплений. Трофимов гонял Терентьева по стадиону, а врач при осмотре Федора удивлялся: "Что у него, два сердца?

Пульс - 46 ударов в минуту!".

Трофимовым были созданы и укомплектованы лучшие в истории Карелии команды по хоккею с мячом, игравшие на первенстве страны в классе "А", и по футболу класса "Б". Он был их начальником и администратором. Для материального обеспечения команд пришлось даже настоять на расформировании какой-то устаревшей роты в Архангельске. Порой приходилось принимать весьма оригинальные решения. Вспоминает хоккеист Николай Каприелов:

- В начале 1953 года надо было ехать на кубок Северного округа, а инвентаря нет. Трофимов и предложил командиру рыбкинского полка реализовать одного из выращиваемых в части поросят, а на вырученные деньги приобрести все необходимое.

Полковник расхохотался: "Есть хлеборобы и есть хлебоеды, так вы - типичные хлебоеды!". Однако поросенка выделил. Мясо продали, изворотливого гонца с деньгами отправили в Питер, он и привез требуемое. Приехали в Кандалакшу, начали играть. Умер Сталин - все замерли. Только Трофимов не оцепенел, а позвонил в политотдел округа и добился разрешения закончить турнир. Мы выиграли кубок.

Футболист Игорь Зайцев о Трофимове:

- Человек слова, много добра принес людям. Меня, например, направил на операцию мениска к лучшему московскому специалисту. Дал комнату, когда я очень нуждался в жилье. Да и, вообще, при нем ребята получили от округа 11 квартир - за это никаких слов благодарности не хватит.

К власти в стране пришел Хрущев, а в армии - Жуков. Для офицерства, раздобревшего на мирных харчах, настали черные дни. Все обязаны были заняться общефизической подготовкой со сдачей нормативов. "Неуд" грозил увольнением. Трофимов каждое утро выводил на занятия петрозаводских генералов, полковников и прочих, чином пониже, на тропы Древлянки или в спортзал на Повенецкой.

Сам Трофимов постоянно находился в прекрасной форме и потому был заявлен от округа на первенство Вооруженных сил СССР по офицерскому многоборью, которое включало 10-километровую лыжную гонку, стрельбу из личного оружия и снарядную гимнастику. Владимир прибыл на Уктусские горы под Свердловском, где провел предвоенное детство, и получил еще десять суток для завершающих тренировок. В качестве секундантов в предстоящем туре он вызвал лыжника Федора Терентьева и стрелка Виля Меерзона. Сотрудничество их оказалось плодотворным: из 500 лучших офицеров страны Владимир Трофимов стал третьим, получив диплом, кубок и денежный приз, а командующий округом Колпакчи, страстный болельщик, подарил ему часы...

Все шло хорошо, Но поступил приказ Министерства обороны о расформировании команд футбола-хоккея в Северном военном округе. Дело, которому были отданы многие годы жизни, оказалось никому не нужным.

ДОЛГОЖИТЕЛЬ НОВОЙ ЗЕМЛИ.

Удрученного Трофимова вызвал генерал-полковник Стученко и объявил, что завтра берет его с собой в командировку. На другой день самолет командующего приземлился на островном аэродроме Архангельска, а там уже 11 таких же "птичек".

Затевалось нечто серьезное! Догадка укрепилась, когда приземлился ИЛ-18 с маршалом Жуковым. Краткое совещание генералитета, снова - по самолетам и дальше - на северо-восток. Наконец прибыли на Новую Землю, являющуюся географически продолжением Уральского хребта. Вышли на волю, погода в разгаре лета отличная. Генералы около маршала, референты-сопровождающие в сторонке. Неожиданно над головами появляется транспортный самолет с розовым контейнером, привязанным к "животу", и скрывается за горной грядой. И вдруг оттуда поднимается огненный шар, "ярче тысячи солнц"! Затем потемнело, сверху посыпался пепел и стало "рычать": загремит - затихнет и так эхом несколько раз.

После недолгого разбора все разлетелись по домам, а начальник полигона Владимир Федорович Абрамов подозвал Трофимова и предложил остаться на пару месяцев для связи, дескать, вопрос согласован. Остаться можно, только жить где? Повезли на постой к "президенту" острова ненцев Тыко-Вылко. У него был большой деревянный дом в губе Белужьей.

Так началась "пара месяцев", растянувшаяся для Трофимова на долгих шесть лет. Особо тяжкими были первые два года при неустроенном быте, постоянных "производственных" и природных опасностях. Мороз, ветер до 80 метров в секунду, "выдувающий мозги и мотающий человека, как былинку", пурга, заносящая строения по самые крыши, и трамбующая снег до плотности дороги, на море - волны высотой с многоэтажный дом.

Вскоре с острова отселили всех посторонних: "президента" - в Архангельск, ненцев - в Амдерму и Воркуту, монахов - еще дальше, но навезли горняков рыть шахты для подземных взрывов.

Из-за Карибского кризиса налеты американцев становились все наглее и опаснее. Для охраны арктического побережья от Мурманска до Камчатки развернули особую "полярную дивизию". Трофимова загрузили в ней двумя должностями, сделав вначале начальником боевой и физической подготовки, затем начальником поисково-спасательной службы. Часто приходилось искать пропавших летчиков. Дело в том, что у истребителей был существенно ограничен ресурс полетного времени. Наши асы взлетали для отгона американцев, а Новая Земля неожиданно покрывалась густым, непроницаемым туманом, найти свой аэродром было невозможно. Тогда родилась идея создать в океане сеть "аэродромов подскока". На льдину толщиной в шесть метров выбрасывали взвод морской пехоты (20-22 человека) с трактором, горючим и палаткой. Пехотинцы чистили взлетно-посадочную полосу и окаймляли ее бочками. Теперь наши "МИГи", израсходовавшие топливо, могли сесть на один из таких "аэродромов подскока", сохранив жизнь себе и машине.

Многое пришлось пережить Владимиру Яковлевичу в подразделении особого риска: становление, расцвет и увядание испытательного полигона, на котором прогремело 740 взрывов новых видов оружия массового поражения, захоронение радиоактивных остатков в пяти пунктах моря и земли, гибель товарищей - сослуживцев...

В 1963 году Трофимов попросился в отставку. Маршал Бирюзов не отпустил - "много знаешь", но позволил вернуться домой к жене. Лишь после его гибели в балканской авиакатастрофе новый командующий Судец уволил Трофимова в запас.

ЭПИЛОГ.

Военный пенсионер Владимир Яковлевич Трофимов давно укоренился на карельской земле. Построил двухэтажную дачу в Шапшезере рядом с "непробиваемым вратарем" и сверстником Александром Кудряшовым. На втором этаже установил бильярд, на котором отыграли все знакомые дачники, завел многоурожайные теплицы с подогревом почвы.

По свидетельству Александра Павловича охота, рыбалка, любимая собака скрашивают одинокий досуг соседа, к сожалению, тоже схоронившего свою жену, с которой ему пришлось провести вместе не так уж много времени. Но рядом осталась семья сына.

Трофимов все еще инициативен, энергичен и щедр. Достает новые посадочные материалы, осваивает прогрессивную агротехнологию, делится с соседями тем и другим; участвует в различных ветеранских мероприятиях города и республики, нетерпим к проявлениям халатности, необязательности, недисциплинированности.

Владимир Яковлевич считает себя обеспеченным человеком, очень любит угощать друзей, а за столом вдруг узнаешь, что с юности он ограничивает себя в соли, с Новой Земли не пьет водку и всю жизнь обожает мороженое.

Станислав ПРОШУТИНСКИЙ.


Примешь ли гостей, земля прионежская?

НА ПРАЗДНИК В КИНДАСОВО.

Юные чемпионы России.

Творчество прибавляет сил.

Пресса на выборах.

 

на главнуюдобавить в избранноенаписать письмо
 
 

_______
Otto Dix
'Leviathan'

Otto Dix

_______
Слободчиков С.С.
'Отче'

Otche

_______
Otto Dix
'Animus'

Otto Dix

_______
DreamVeil
'Контакт'

Dreamveil

_______
Юлия Кроу
'Декаданс'

'Юлия Кроу - Декаданс'

_______
Otto Dix
'Первая декада'

'Otto Dix - Первая декада'

_______
Marie Slip
'Недалеко от гетто'

'Marie Slip'

_______
Otto Dix
'Анима'

'Анима'

_______
Marie Slipa
'Все пророки лгут'

'Плоть и сталь'

_______
Michael Draw
'Плоть и сталь'

'Плоть и сталь'

_______
DreamVeil
'Белый Шум'

'Белый Шум'

_______
Михаэль Драу
"Генму"

Михаэль Драу "Генму"

_______
Город
"Сны"

Город "Сны"

_______
Вигилия
"Все пророки лгут"

Вигилия"Все пророки лгут"

_______
Deform
"Deformократия"

Deform"Deformократия"

_______
Evadam
"Jiva"

Evadam"Jiva"

_______
Birdmachine
"There is a hole in my Karma suit"

Birdmachine"There is a hole in my Karma suit"

_______
Otto Dix
"Mortem"

Otto Dix"Mortem"

_______
Otto Dix
"Remixes"

Otto Dix"Remixes"

_______
Петр Воронов
"Алхимия звука"

Петр Воронов"Алхимия звука"

_______
Cold Design
"Скоро Лето"

Cold Design"Скоро Лето"

_______
Гевал
"Лонгин"

Гевал"Лонгин"

_______
Otto Dix
"Unreleased"

Otto Dix"Unreleased"

_______
ГОРОД6
"С изнанки"

ГОРОД6"С изнанки"

_______
Мари Слип
"Недалеко от Гетто"

Мари Слип"Недалеко от Гетто."

_______
Otto Dix
"Эго"

Otto Dix"

_______
Михаэль Драу
"Точка возврата."

Михаэль Драу"Точка возврата."

_______
Шмели
"История группы."

Шмели"История группы.."

_______
ГОРОД5
"Кошки так похожи на людей."

ГОРОД5"Кошки так похоже на людей.."

_______
Otto Dix
""Чудные дни"."

Otto Dix

_______
Самуил Бейлин
"История Российской темной сцены."

Samuil Bejlin

_______
Gothica
"Zeitgeist."

Gotchica

_______
Шмели
"Механическая балерина."

Шмели"Механическая балерина."

_______
Мари Слип
"Человек инфу."

Мари Слип"Человек Инфу."

_______
ГОРОД4
"По ту сторону тени."

ГОРОД4"По ту сторону тени."

_______
Гевал.
"Пергам". Настоящий российский индастриал.

Гевал

_______
Плоть и сталь
"Михаэль Драу".

Плоть и сталь

_______
OttoDix
Нотная книга

OttoDix

_______
Шмели
"М.Я.У."

Shmely

_______
Otto Dix
"Зона теней"

Otto Dix"Зона теней"

_______
ROMAN RAIN
"Рожденная Реять Бесплотность"

Roman Rain"Рожденная Реять Бесплотность"
LITHIUM DESIGN STUDIO

© 2007-2011 DIZZASTER [dizzied music label]



Rambler's Top100