Архив материалов

Диверсия. Глава местного самоуправления Калевальского района, депутат…

Диверсия. Глава местного самоуправления Калевальского района, депутат парламента республики Чеслав Скрипин называет имена вредителей и указывает место заговора.

Предложено устранить.

Заявления для прессы и разосланное по инстанциям власти обращение Чеслава Скрипина вызвало шок. Парламентарий прямо говорил о том, что ситуация, созданная внешним управляющим ОАО "Сегежабумпром", Василием Премининым "несет угрозу экономической безопасности Республики Карелия", почему, убеждал калевальский мэр, и требуется отстранить последнего от руководства комбинатом.

Объяснял столь категорическое условие Скрипин тем, что Сегежский ЦБК - читай его руководитель - искусственно занижал цены на сырье, вводил лимиты на прием балансов от леспромхозов, расположенных на территории Карелии, и, наоборот, завозил данный вид сырья из Архангельской области, то есть Преминин чуть ли не намеренно гробил карельские леспромхозы. Потом ЦБК, пользуясь своим монопольным положением, стал скупать долги Юшкозерского, Ледмозерского и других леспромхозов, нарушая тем самым законодательство, касающееся предприятий, находящихся в процедуре банкротства (10 марта заканчивается внешнее управление на АО "Сегежабумпром"). И над всеми этими обвинениями витало подозрение в том, что печально известный в Карелии шведский концерн "Ассидомен" пытается вновь осуществить какие-то свои корыстные цели, и, используя коммерческую фирму "Экселент" (в руководство которой входил некогда и Преминин, сообщают нам), вынашивает план превращения большинства леспромхозов в сырьевой придаток Сегежского ЦБК, руководство которого, подсказывает депутат, уже вступило в сговор со шведами.

Обеспокоенный экономической безопасностью Карелии, Скрипин убедил своих коллег по палате представителей вынести вопрос для рассмотрения на заседание палаты. Что и было сделано. Более того, такие корифеи лесного бизнеса, как Виктор Пладов, генеральный директор АО "Кареллеспром", и Юрий Спиридонов, президент АО "Запкареллес" (он, как и Скрипин, также является депутатом парламента), в своих выступлениях подтвердили правоту слов Ч.Скрипина, и коллеги последнего проголосовали за текст обращения, в котором излагаются условия диверсии.

Обращение адресовано было главе правительства Карелии Сергею Катанандову и фактически дублировало идеологию публичных заявлений Скрипина. Из первоначального варианта проекта постановления палаты исчезло лишь требование Скрипина отстранить Преминина от руководства комбинатом. Все остальное депутаты освятили своим государственным статусом.

Вредительскую деятельность управляющего комбинатом следовало остановить.

Вскрыли.

Депутаты палаты представителей, заклеймившие Преминина, не сочли нужным его послушать, доверившись на слово калевальскому мэру и профессионалам, знающим проблему лесного бизнеса изнутри. Депутатский корпус палаты республики, который обратился к сегежской теме не без подачи все того же Скрипина, решил выслушать обе стороны. Хотел написать - стороны спора, но спора-то как раз и не было никакого. Просто Скрипин продавливал нужное ему парламентское решение. Операцию, проделанную им накануне в палате представителей, он попытался повторить и в палате республики. Но не удалось. Тональность очередного депутатского постановления (палаты республики) была сдержанной и уж никак не призывала к линчеванию Преминина.

Выслушав сегежского руководителя - "злоумышленника", депутаты были обескуражены. Информация, предоставленная им управляющим, полностью отличалась от той, которой снабдил их Скрипин, и доводы последнего начинали выглядеть, мягко говоря, неправдой либо буйной фантазией.

Цены на сырье, по которым ЦБК покупал его у леспромхозов, никак не могли считаться грабительскими. Даже напротив, Сегежский комбинат платил за кубометр 400 рублей, тогда как предприятия подобного профиля в Архангельске и Котласе за такое же сырье платили 300-320 рублей, то есть в Сегеже платили леспромхозам на 80-100 рублей больше. Недостоверным оказалось и утверждение, что Сегежский ЦБК вместо того, чтобы покупать лес у республиканских предприятий, переориентировался на архангельских лесозаготовителей. Все было с точностью до наоборот. Сегежский комбинат как раз сокращал ввоз сырья из-за пределов Карелии: если в 1999 г. из 100 процентов требуемого производству сырья было завезено 19 процентов, то в этом году "импортная" норма не превышает уже 7 процентов. И так, пункт за пунктом, В.Преминин доказал лживость аргументации Ч.Скрипина.

Последний, не имея доводов и пытаясь хоть отчасти спасти свое лицо, попробовал свести разговор к ситуации, сложившейся вокруг Юшкозерского леспромхоза, который-де за долги пытался приобрести ЦБК. Однако именно эта тема окончательно и погубила Скрипина, слишком очевидной стала выглядеть его персональная заинтересованность в предмете разговора. И, к удивлению многих, тут-то и обнаружились внутренние небескорыстные причины с пафосом начатого им дела о защите государственных интересов. В кучу валились цены на сырье, шведы, "Экселент", делалось это по достаточно банальной причине - Скрипин защищал свои интересы.

Юшка.

Предмет спора между Скрипиным и Сегежским ЦБК свелся к судьбе Юшкозерского КЛПХ. Собственно, опять же никакого спора не было. Комбинат, желая иметь постоянные и собственные источники сырья, пытался создавать холдинговую компанию, куда бы леспромхозы вошли как структурные подразделения. Это стратегия команды Преминина. А так как Юшкозерский леспромхоз давний партнер ЦБК, то действительно шла речь о том, чтобы он стал "лесным цехом" комбината. Чего не хотел Ч.Скрипин, за недолгое время своего мэрства в Калевальском районе успевший установить контроль над местными лесодобывающими предприятиями, которые почти все в силу бедственного своего положения подпали под процедуру банкротства.

Судьба Юшкозерского леспромхоза, кстати, на 60 процентов по доли акций государственного предприятия, ничем не отличалась от других таких же промышленных бедолаг. Он был обречен на то, чтобы стать чьей-то собственностью. Скрипин, как показывают события, хотел, чтобы он определял имена будущих владельцев.

Сегежский комбинат, разумеется, имел свои виды на судьбу предприятия. Между ними шла судебная тяжба, перенесенная по инициативе Преминина в прокуратуру Карелии.

Скорее всего, никакого заговора Скрипиным не было бы обнаружено, не случись ряд депутатских запросов в прокуратуру республики и не начнись проверка финансово-хозяйственной деятельности арбитражного управляющего леспромхоза А.Икконена, доверенного человека Скрипина, фамилия которого странным образом фигурировала в качестве руководителя на многих калевальских предприятиях.

Мы сейчас не станем углубляться в достаточно детективную историю с цепочкой внешне разных предприятий, но курируемых одним человеком. Этим делом занимается прокуратура, выясняя странности управления собственностью в Калевальском районе, так что не будем опережать ход естественных событий. Нам важно понять механизм спуска "вредительской" темы, которой, утверждает В.Преминин, не было бы, согласись он на условия калевальского мэра, предлагавшего ему разойтись, по-справедливости разделив собственность, когда бы под контролем Скрипина, вернее, его людей, оставался контрольный пакет акций предприятия. Преминин не согласился и продолжил работать с прокуратурой (заявление не отозвано). В телефонной беседе Скрипин честно предупредил Преминина, что таким образом он делает лишь себе хуже. После чего и покатилась волна разоблачительных пресс-конференций против Сегежского ЦБК и его управляющего, а позже зазвучала и тяжелая артиллерия подготовленных Скрипиным обращений, проштампованных палатой представителей. Потому что не договорились по Юшке. Так все просто.

И чем опаснее шел разворот дел в прокуратуре Карелии, где число депутатских запросов относительно финансово-хозяйственной деятельности калевальской команды Скрипина стало множиться, тем резче Скрипин говорил об антигосударственной деятельности Преминина (а как еще прикажите воспринимать слова об "угрозе экономической безопасности Карелии", исходящей от Преминина, которого предлагалось отстранить от руководства комбинатом).

Темный лес.

Частный интерес, приобретший вид государственной озабоченности, своей простотой соблазнил многих. Возможно, кого-то захватили эмоции, но любопытно понять другое - почему люди, по должности обязанные понимать существо скандала (лесные "генералы" прежде всего), столь легко поддались обаянию Скрипина? Какие аргументы он нашел для них? Ведь ценовую политику на сырье они вместе с Премининым вырабатывали в январе, и пришли к взаимопониманию. Существуют протоколы совещаний Госкомлеспрома Карелии, свидетельствующие об этом.

Точно так же больше других знают Пладов со Спиридоновым и о лимитах на поставку леса, более того, как раз сейчас, в эти скандальные дни, идет процесс заключения договора о поставках сырья на комбинат из АО "Запкареллес". Юрий Спиридонов по рукам ударил с Премининым, не имея, надо понимать, к ЦБК никаких претензий, по крайней мере, до момента заседания палаты представителей было так. Это потом он уже вдруг поддержал своим авторитетом цифровые выкладки Скрипина.

У меня нет объяснений поведения Пладова и Спиридонова. Я не специалист в лесной сфере, но коли речь идет о стратегии развития отрасли, то, может быть, они не захотели, чтобы Сегежский ЦБК превращался в холдинг, иначе говоря, вырастал бы в сильнейшего конкурента "Кареллеспрому" и "Запкареллесу", которые тоже, наверняка, подумывают о разделе сфер влияния на рынке лесопользования?

Это хоть как-то оправдывало бы их речи на парламентской трибуне, хотя прием, разумеется, все равно выглядел не очень симпатично. Если с этим согласиться, то выходит, что они лишь воспользовались ситуацией и не без выгоды для себя подыграли Скрипину. Хуже, если калевальский мэр вел их втемную, и они выступили в парламентском хоре в качестве подголосков.

Однако в любом случае не очень уютно должны чувствовать себя теперь депутаты палаты представителей, позволившие прокатиться на своем горбу. Люди, любящие именовать себя прагматиками, повели себя словно уличные зеваки, завороженные пассами наперсточника (эти слова ни к кому конкретно не относятся, это авторский образ). С голоса Скрипина, не перепроверив его информацию, они запросто признали действия руководства Сегежского ЦБК наносящими экономический ущерб экономике Карелии. И проголосовали за это. Если следовать такой логике поиска врагов земли карельской, то завтра любой желающий депутат может выйти на трибуну и назвать очередную не понравившуюся ему фигуру предпринимателя, например, чтобы растоптать врага своего друга.

Мандат превращается в дубину, с помощью которой можно сводить счеты. Полагаю, лоббизм такого рода справедливо считать аморальным.

Цена голоса.

Депутаты проголосовали не просто за обращение, они невольно поддержали философию управления. Кто из них, согласившись с травлей Преминина, подумал о неизбежных следствиях такого шага для экономики республики? Сегежский ЦБК входит в четверку крупнейших производителей бумаги своего типа в России. Сейчас комбинат вступает в полосу смены статуса собственника, а возможно, и самого собственника. Для нас, живущих в республике, важно, чтобы собственник комбината был свой. По крайней мере, контрольный пакет акций не должен уйти из Карелии. В таком случае, разве нельзя считать, что частный интерес инициатора скандала способен посодействовать замыслам неких стратегов, намеренных, пользуясь затеянной неразберихой, свалить оклеветанное руководство комбината (а мы знаем, кто дискредитирует Преминина)?

Или задайтесь таким вопросом: дадут ли зарубежные финансисты кредиты Сегежскому ЦБК, если до них докатится волна информационного скандала, затеянного Скрипиным в стенах парламента. Для западных бизнесменов институт парламентаризма - вещь святая, и уж коли депутаты представительного органа власти Карелии разглядели в Преминине руководителя, угрожающего экономике края, то они, скорее всего, поверят парламенту. Если так случится, значит, депутаты голосовали не просто за обращение к С.Катанандову, а за то, чтобы нашему комбинату не давали кредитов на Западе. А именно сейчас руководство Сегежского ЦБК ведет переговоры по модернизации оборудования. Если эта программа будет выполнена, то в ближайшие два года объемы выпуска продукции на ЦБК увеличатся на 80 процентов, что автоматически влечет за собой ликвидацию системы квот на поставки леса, против которых выступают Скрипин, Пладов, Спиридонов.

А теперь западные партнеры узнают, что карельские парламентарии выражают недоверие Преминину, с кем они ведут переговоры, то как, задайтесь вопросом, должны себя повести бизнесмены? Так что цена каждой поднятой депутатской руки приобретает вполне ощутимый долларовый вес возможного финансового ущерба для ЦБК.

В этот же ряд надо встраивать и концерн "Ассидомен", который был готов выйти из проекта на определенных условиях, продав самим сегежанам право требования долга (это 27 миллионов долларов). А что, если этот долг теперь уйдет в руки другого анонимного собственника, который и станет вскоре реальным владельцем комбината? Как он себя поведет, неизвестно, но точно, что не правительство Карелии будет управлять процессом.

И все эти возможные риски вызваны теми, как я полагаю, разногласиями в связи с Юшкозерским КЛПХ, потянувшими в прокуратуру команду Чеслава Скрипина. Логика тут проста: раз руководство Сегежского ЦБК обратилось в прокуратуру, то глава местной администрации отвечает встречным огнем. Надо знать, что Скрипин всегда обороняется, наступая. Это его метод, уже давно, к слову, апробированный и до сих пор не дававший осечек.

Служба дезинформации.

Испытательным полигоном методики масштабных и вульгарных фальсификаций стали для Скрипина выборы 1998 г., когда он буквально обрушился на массовое сознание избирателей Карелии с заявлениями, пресс-конференциями, предупреждениями. Начиная с конца января и по май 1998 года включительно его таинственный отдел Ассоциации "Служба экономической безопасности" (СЭБ) снабжал руководителя правового управления Ч.Скрипина всевозможными криминально-политическими страшилками. Под грифом "для служебного пользования" массово распространялись политико-эротические заготовки коварных служб, призванных погубить доброе имя одного из кандидатов в председатели правительства Карелии (не будем вспоминать имена, дабы не травмировать уважаемых людей).

Такая куча мала была устроена из фамилий и гнусностей, что хоть святых выноси. Журналистам раздавались тексты, оформленные на официальных бланках депутата парламента Ч.Скрипина, в которых последний неустанно предупреждал общественность о всевозможных провокациях. Кого-то намеревались обвинить в гомосексуальных связях, кто-то проходил в текстах как вынужденный лжесвидетель, чьи-то сыновья должны были опаиваться клофелином, наркотиками и подкладываться в бессознательном состоянии в постели к несовершеннолетним проституткам, чтобы таким образом организовать свидетельство изнасилования.

Скрипинский особый отдел (СЭБ) не давал покоя журналистам, всякий раз подкидывая поленья воспаленной фантазии (избегаю точных определений) в костер публичных провокаций. Это длилось месяцами! Правоохранительные органы, не привыкшие к такому обороту дел, выглядели явно растерянно. Люди, которым эта вакханалия была политически выгодна, молчали, готовые мириться даже с тем, что их имена, имена их детей поганили не анонимы.

В пылу выборной борьбы поведение Скрипина могло представляться даже смелостью. Он брался за самую грязную работу е за публичное вранье. Вранье потому, что ничего из им предсказанного не случилось и не могло произойти. "Черные" технологии, использованные Скрипиным, опустили черную, дурно пахнущую грязь на лицо общества. Никто не осудил его. Только единственная жертва разработок СЭБа обратилась в суд, и человек выиграл суд. Скрипин извинился перед своей намеренной жертвой, сделав это, как ни странно, без привычных ему пресс-релизов и журналистского окружения.

Политическая команда, которую он тогда так грубо информационно "сопровождал", могла считать для себя, что он старается ради кандидата в председатели правительства. Однако это было правдой лишь отчасти. Ч.Скрипин проходил свидетелем по ряду уголовных дел, и прокуратура Карелии слишком плотно занялась им. Речь шла о заказных убийствах и, судя по бешенной активности СЭБа на поле политического пира, кто-то очень сильно нервничал. Было сделано все, чтобы любой вызов Скрипина в прокуратуру республики мог трактоваться им как политическое преследование. И он своего добился.

После победы никто не стал разбираться в совершенных на выборах информационных гадостях (масса дел так и залегла в архиве прокуратуры без движения). Победители не могли публично вникать в дела членов своей команды. О свидетеле Скрипине больше не вспоминала и прокуратура, более того, прошел слух - ходил он в самих правоохранительных органах, что кто-то из следователей, проявив служебную инициативу, даже вроде пострадал. Есть люди в нынешнем парламенте, которые мне лично рассказывали, как они с помощью политической партии, заступались в Москве за Скрипина.

В 1998 году Чеслав Скрипин был избран главой местного самоуправления Калевальского района, депутатом палаты представителей Карелии. Он занялся экономикой национального района.

Скрипин стал создавать свою Систему. И судя потому, что вновь заработал опробованный в 1998 году механизм дискредитации, его опять припекло. Теперь он разоблачает Василия Преминина, опять используя в своих целях массовку (нынче депутатскую), вновь засыпая редакции документами и поражая всех обилием раскрытых заговоров. И люди опять покупаются, даже те, кто отмечен властью и должен быть предельно осторожен в публичных оценках.

Депутатов использовали.

Журналистов использовали.

Власть использовали.

И все в целях защиты экономической безопасности Карелии. Ищу на постановлении парламента отметину СЭБ. Не видно, но просвечивает.

Анатолий ЦЫГАНКОВ.


"Не укради!" Забыли об этом?

Притягивает взгляд Старинная часовенка, Духовности заряд.

Почетная грамота Герою-земляку.

От банкротства к возрождению.

ВЫ КУПИЛИ НЕКАЧЕСТВЕННЫЕ ПРОДУКТЫ.

 

на главнуюдобавить в избранноенаписать письмо
 
 

_______
Otto Dix
'Leviathan'

Otto Dix

_______
Слободчиков С.С.
'Отче'

Otche

_______
Otto Dix
'Animus'

Otto Dix

_______
DreamVeil
'Контакт'

Dreamveil

_______
Юлия Кроу
'Декаданс'

'Юлия Кроу - Декаданс'

_______
Otto Dix
'Первая декада'

'Otto Dix - Первая декада'

_______
Marie Slip
'Недалеко от гетто'

'Marie Slip'

_______
Otto Dix
'Анима'

'Анима'

_______
Marie Slipa
'Все пророки лгут'

'Плоть и сталь'

_______
Michael Draw
'Плоть и сталь'

'Плоть и сталь'

_______
DreamVeil
'Белый Шум'

'Белый Шум'

_______
Михаэль Драу
"Генму"

Михаэль Драу "Генму"

_______
Город
"Сны"

Город "Сны"

_______
Вигилия
"Все пророки лгут"

Вигилия"Все пророки лгут"

_______
Deform
"Deformократия"

Deform"Deformократия"

_______
Evadam
"Jiva"

Evadam"Jiva"

_______
Birdmachine
"There is a hole in my Karma suit"

Birdmachine"There is a hole in my Karma suit"

_______
Otto Dix
"Mortem"

Otto Dix"Mortem"

_______
Otto Dix
"Remixes"

Otto Dix"Remixes"

_______
Петр Воронов
"Алхимия звука"

Петр Воронов"Алхимия звука"

_______
Cold Design
"Скоро Лето"

Cold Design"Скоро Лето"

_______
Гевал
"Лонгин"

Гевал"Лонгин"

_______
Otto Dix
"Unreleased"

Otto Dix"Unreleased"

_______
ГОРОД6
"С изнанки"

ГОРОД6"С изнанки"

_______
Мари Слип
"Недалеко от Гетто"

Мари Слип"Недалеко от Гетто."

_______
Otto Dix
"Эго"

Otto Dix"

_______
Михаэль Драу
"Точка возврата."

Михаэль Драу"Точка возврата."

_______
Шмели
"История группы."

Шмели"История группы.."

_______
ГОРОД5
"Кошки так похожи на людей."

ГОРОД5"Кошки так похоже на людей.."

_______
Otto Dix
""Чудные дни"."

Otto Dix

_______
Самуил Бейлин
"История Российской темной сцены."

Samuil Bejlin

_______
Gothica
"Zeitgeist."

Gotchica

_______
Шмели
"Механическая балерина."

Шмели"Механическая балерина."

_______
Мари Слип
"Человек инфу."

Мари Слип"Человек Инфу."

_______
ГОРОД4
"По ту сторону тени."

ГОРОД4"По ту сторону тени."

_______
Гевал.
"Пергам". Настоящий российский индастриал.

Гевал

_______
Плоть и сталь
"Михаэль Драу".

Плоть и сталь

_______
OttoDix
Нотная книга

OttoDix

_______
Шмели
"М.Я.У."

Shmely

_______
Otto Dix
"Зона теней"

Otto Dix"Зона теней"

_______
ROMAN RAIN
"Рожденная Реять Бесплотность"

Roman Rain"Рожденная Реять Бесплотность"
LITHIUM DESIGN STUDIO

© 2007-2011 DIZZASTER [dizzied music label]



Rambler's Top100